Проза других авторов


  • T

    Рекомендуем и обсуждаем книги.



  • Шестаков

    Люблю писать на заказ. Вспомнишь, прослезишься, а тебе за это заплатят. Вот за это, к примеру.

    Бывают люди, которым орально не повезло. Мой комроты в 213-й мотострелецкой дивизии Приволжского молодецкого округа имел такой тонкий голос, что иногда хотелось дать ему титю. Крутой офицер, он водил все виды наземного транспорта и стрелял в зернышко яблочка от бедра. Но вместо мощного командирского "Отставить!" он так трагически пищал "Атятять!", что задние товарищи солдаты втыкались носом в спины передних, которые тихо выли, чтобы не ржать.

    Бывают люди, которые достигают расцвета даже не в полтинник, а в стольник. Моя прапрабабка Арина дожила до ста трех, а сто отметила как никто. Развела костер. Опалила хорошенько оглобли телеги, запрягла лошадь, растрепала седины и поехала по соседним деревням. Подъехав к богатому дому, голосила и плакала, несчастная старая погорелица, оставшаяся без угла и копеечки. Денег, однако, не брала, а просила налить. Испуганный народ легко наливал. Домой вернулась довольная и усталая, похрапывая в телеге, лошадь животное доброе и надежное, всегда довезет, не то что эти ваши байки и скутеры.

    Бывают люди, способные красиво нахлобучить других людей. Двадцать лет назад сидел я в кабинете Геннадия Хазанова в Театре Эстрады, что-то обсуждали, он исполнял тогда множество моих монологов и даже песен. Вдруг секретарь доложил, что на прием просится полковник киргизской армии. Зашел большой полный мужчина, русский, снял шапку и стал жаловаться Хазанову на то, в каком ужасном состоянии находятся БТР его полка, огромная нехватка запчастей, особенно коленвалов, не может ли Хазанов чем-то помочь. Спросил, как меня зовут, стал жаловаться и мне. Видимо, у меня в тот момент одновременно был включен ручник и нажата тормозная педаль, поэтому я просто сидел и охреневал. А Хазанов вникал в просьбы, уточнял, записывал, переспрашивал, тот подробно отвечал, минут семь, не меньше, пока до меня не дошло, что в кабинете два артиста и идиот. Не узнал я Евгения Александровича Моргунова, он был уже старый, они оба это поняли и тут же развели меня, как целку. Умели люди. Я довольно крупный тролль в рунете, мне грозили за насмешки судом боксер Валуев и министр Мединский, сразу трое известных политологов с умными лицами обсуждали мою пародию, приняв ее за реальные слова знаменитого персонажа. Но это все буквы на экране. А вот зайти в мокром полушубке и мгновенно разыграть профессионального юмориста - это мощь. Он два раза пожал мне руку, здороваясь и прощаясь. Через год его не стало. Его руку и эту мощь Артиста я помню так же хорошо, как его роли в фильмах.

    И бывают люди, умеющие делать людей из детей. Дядя Вася Безрядин был шахтер с черным указательным пальцем, который хорошо смотрелся, когда он крутил им у седого виска.
    -- Каким в жопу летчиком, малой? У мамки у твоей очки на ширину плеч, и у тебя будут, по зрению не пройдешь. Не надо тебе летчиком, их сбивают, они потом по лесу без задних ног ползут, грибы едят, листья, зачем тебе это? Ты вон писателем стань, я тебе говорю, самая выгодная профессия, лучше только жуликом. Ты научись читать, чтобы страницу не моргая, чтобы все слова насмерть знать. Тебе задание дадут, опиши нелегкий труд шахтеров. В малотиражке. Ты сядешь и напишешь, что вот, мол, Безрядин Василий Борисович, потомственный стахановец и патриот своей шахты, превозмогая горных пород, в честь столетнего юбилея в полной темноте наощупь вырубил из угля бюст Ленина. Конный. Я, кстати, могу. И тебя сразу самолетом в Москву, в “Известия”, талант развивать. Сядешь и напишешь, как хорошо живется людям, когда не надо в магазинах в очередях стоять. Потому что все равно нету ни хера. Кроме селедки, дай ей бог здоровья. И тебе сразу отпуск на море и ордер на дачу, разорвись. Будешь себе книжки писать да алименты проводницам платить. А потом про тебя самого напишут. Мол, живет в Перделкино, где старые почетные писатели духовно трудятся, плодовитый самородок Женя, из глубины сибирских руд опа здрасьте. Да меня помянут. Мол, в гроб сходив, благословил. Простой шахтер Василий Безрядин, фронтовик труда, инвалид, одна нога здесь, другая на рельсе в шахте осталась…

    Мне 53, я сижу в горах на шезлонге черный, пью чай со льдом и совмещаю отдых с работой. То ли так само получилось, то ли ты, дядьВась, вправду мне напророчил. Во всем оказался прав. Кроме одного. В сироп я перо не макнул ни разу и никогда не прославлял ничего. Не мое. Посылать подальше и говорить я учился одновременно, это стало моей профессией. Сейчас такой прогресс, аж уши с башки сдувает. И когда в раю вайфай сделают, я ссылки тебе пошлю, почитаешь.



  • Джером Клапка Джером "Человек, который хотел руководить"

    Мне рассказывали — и у меня нет причин не верить этому, так как говорили люди, хорошо его знавшие, — что в возрасте полутора лет он горько плакал оттого, что бабушка не позволяла ему кормить себя с ложечки. А в три с половиной года его выловили чуть живого из бочки с водой, куда он залез, чтобы научить лягушку плавать.

    Двумя годами позже он едва не потерял левый глаз, показывая кошке, как нужно перетаскивать ее котят, не причиняя им боли. Приблизительно в эту же пору его сильно ужалила пчела, которую он хотел пересадить с одного цветка, где, как ему казалось, она попусту тратила время, на другой, более богатый медовым соком.

    Он жаждал помогать другим. Он мог просидеть целое утро перед старой наседкой, объясняя ей, как нужно высиживать яйца; он охотно отказывался от послеобеденной прогулки за ягодами и оставался дома ради того, чтобы щелкать орехи для своей любимой белки. Не достигнув семи лет, он уже указывал матери, как нужно обращаться с детьми, и упрекал отца в том, что тот его неправильно воспитывает...

    по ссылочке там немного