Стихи других авторов


  • T

    На этом месте будет стихотворное вступление, когда оно придумается.



  • Лев Ошанин
    Тиэтта (наука)

    Вьюга бьётся в окно, задыхается в белом сверканье,
    Он не слышит, привычный к бессонному свисту ветров,
    Он склонился над картой полярного края, и камни
    Всех расцветок любовно глядят на него со столов.

    Он один. Он с камнями. Он знает на вкус и на ощупь
    Каждый атом земли, камни гор и глухие пески.
    Эта карта -- шагов его медленных площадь.
    Это пыль минералов легла сединой на виски.

    Он встает и берет молодыми большими руками
    Самый крайний невзрачный коричневый камень.

    Вспыхнет камень на миг под стеклом микроскопа, и резче
    Серебристые блики узор на него нанесут.
    (Над обрывистым цирком горы белокурый разведчик
    Молотком отбивал неизвестный металл на весу.

    И упал с перетертой веревкой, оборванной ветром,
    И коричневый камень зажатым нашли в кулаке.)
    Вот второй -- странный, легкий, прозрачный, медового цвета,
    Третий -- белый, как сахар, не виданный раньше никем.

    Тундры дышат покорно, раскрытые настежь на скатах.
    Если разом поднять и лавиной спустить с высоты,
    Можно злобу морей задушить океаном фосфатов,
    Опоясать железом, из никеля сделать мосты.

    Он глядит улыбаясь. Другая эпоха настала
    В биографии мира. О, Родина, славу прими!
    Это хлынули тонны редчайших земель и металлов
    Тех, которых в столетье по грамму расходует мир.

    И в пробирках, и в тиглях пылают и пенятся круто
    Разноцветные сплавы, невиданной силы полны.
    И по талому снегу, по тундре выходят в маршруты
    Молодые геологи -- дети упрямой страны.

    Он сидит в кабинете. Листы перед ним зашуршали.
    Величайший из химиков создал таблицу. Она
    Говорит, что рассыпано в недрах земных полушарий
    Девяносто частиц, из которых земля сложена.

    Он склонился к таблице. Он шепчет: "Легенда...". И трудно
    Даже зрелому сердцу понять этой силы размах --
    Здесь две трети земного, раскрытые в кладбищах тундры, --
    Шестьдесят элементов на гранях камней на столах.

    Их в полярной ночи отнимали у гор и сугробов,
    Через волны Матлухты, к груди прижимая, несли,
    Как мечту. Пусть сейчас Менделеев восстанет из гроба,
    Чтоб взглянуть на легенду, отобранную у земли.

    ... И в глазах его блеск, достигающий дебрей тиэтты,
    Нерассказанных песен горбатых полярных глубин.
    Полосатые карты висят на стенах кабинета.
    Глубина микроскопа и тундра -- один на один.



  • Юрий Кузнецов
    Стук над обрывом

    Рухнул храм... Перед гордым неверьем
    Устояла стена. А на ней
    Нарисованы суриком двери
    С приглашеньем: "Стучите сильней!"

    Что жалеть? Не такие потери
    Проходили за давностью дней.
    Для кого предназначены двери?
    Кто просил, чтоб стучали сильней?

    Разве можно туда достучаться?
    Все равно за стеною обрыв...
    Но со стуком принес святотатца
    В эту глушь запоздалый порыв.

    Сам хватился убогой потери,
    Да забыл он за давностью дней:
    Сам взрывал... Сам чертил эти двери
    И просил, чтоб стучали сильней.

    Головою о двери он бился,
    И открылись они перед ним.
    И его, чтоб совсем не разбился,
    Подхватил на лету серафим.



  • Осип Мандельштам
    Стансы

    Я не хочу средь юношей тепличных
    Разменивать последний грош души,
    Но, как в колхоз идет единоличник,
    Я в мир вхожу,— и люди хороши.

    Люблю шинель красноармейской складки,
    Длину до пят, рукав простой и гладкий
    И волжской туче родственный покрой,
    Чтоб, на спине и на груди лопатясь,
    Она лежала, на запас не тратясь,
    И скатывалась летнею порой.

    Проклятый шов, нелепая затея
    Нас разлучили. А теперь, пойми,
    Я должен жить, дыша и большевея,
    И, перед смертью хорошея,
    Еще побыть и поиграть с людьми!

    Подумаешь, как в Чердыни-голубе,
    Где пахнет Обью и Тобол в раструбе,
    В семивершковой я метался кутерьме.
    Клевещущих козлов не досмотрел я драки,
    Как петушок в прозрачной летней тьме,
    Харчи, да харк, да что-нибудь, да враки,—
    Стук дятла сбросил с плеч. Прыжок. И я в уме.

    И ты, Москва, сестра моя, легка,
    Когда встречаешь в самолете брата
    До первого трамвайного звонка,—
    Нежнее моря, путаней салата
    Из дерева, стекла и молока...

    Моя страна со мною говорила,
    Мирволила, журила, не прочла,
    Но возмужавшего меня, как очевидца,
    Заметила — вдруг, как чечевица,
    Адмиралтейским лучиком зажгла.

    Я должен жить, дыша и большевея,
    Работать речь, не слушаясь, сам-друг,
    Я слышу в Арктике машин советских стук,
    Я помню все — немецких братьев шеи
    И что лиловым гребнем Лорелеи
    Садовник и палач наполнил свой досуг.

    И не ограблен я, и не надломлен,
    Но только что всего переогромлен.
    Как «Слово о Полку», струна моя туга,
    И в голосе моем после удушья
    Звучит земля — последнее оружье —
    Сухая влажность черноземных га...

    Май-июнь 1935



  • Анна Ахматова

    Ты письмо мое, милый, не комкай.
    До конца его, друг, прочти.
    Надоело мне быть незнакомкой,
    Быть чужой на твоем пути.

    Не гляди так, не хмурься гневно,
    Я любимая, я твоя.
    Не пастушка, не королевна
    И уже не монашенка я —

    В этом сером, будничном платье,
    На стоптанных каблуках...
    Но, как прежде, жгуче объятье,
    Тот же страх в огромных глазах.

    Ты письмо мое, милый, не комкай,
    Не плачь о заветной лжи,
    Ты его в твоей бедной котомке
    На самое дно положи.

    1912
    Царское Село



  • Зинаида Гиппиус
    Не будем как Солнце

    О нет. Не в падающий час закатный,
    Когда, бледнея, стынут цветы дня,
    Я жду прозрений силы благодатной...

    Восток — в сияньи крови и огня:
    Горело, рдело алое кадило,
    Предвестный ветер веял на меня,

    И я глядел, как медленно всходило,
    Багряной винностью окроплено,
    Жестокое и жалкое светило.

    Во славе, в пышности своей оно,
    Державное Величество природы,
    Средь голубых пустынь — всегда одно;

    Влекутся соблазненные народы
    И каждому завидуют лучу.
    Безумные! Во власти — нет свободы,

    Я солнечной пустыни не хочу, —
    В ней рабье одиночество таится, —
    А ты — свою посмей зажечь свечу,

    Посмей роптать, но в ропоте молиться,
    Огонь земной свечи хранить, нести,
    И, покоряя — вольно покориться.

    Умей быть верным верному пути,
    Умей склоняться у святых подножий,
    Свободно жизнь свободную пройти

    И слушать... И услышать голос Божий.

    Январь 1911
    Канн



  • Поликсена Соловьёва

    День умер, ночь близка... извилистой каймою
    Встал темный лес под гранью бледных туч,
    Молчит, поникнув, поле предо мною,
    А воздух тих, и влажен, и пахуч.

    Иду как бы во сне забытом, но знакомом,
    Пятном луна зардела и взошла,
    Боюсь спугнуть простым холодным словом,
    Что эта ночь душе передала.

    Я верить не могу, что нет тебя со мною,
    Быть может, мне лишь чудится во сне,
    Что я один с туманной тишиною,
    Что ты одна в далекой стороне.



  • Марина Цветаева

    Безнадежно-взрослый Вы? О, нет!
    Вы дитя и Вам нужны игрушки,
    Потому я и боюсь ловушки,
    Потому и сдержан мой привет.
    Безнадежно-взрослый Вы? О, нет!

    Вы дитя, а дети так жестоки:
    С бедной куклы рвут, шутя, парик,
    Вечно лгут и дразнят каждый миг,
    В детях рай, но в детях все пороки, —
    Потому надменны эти строки.

    Кто из них доволен дележом?
    Кто из них не плачет после елки?
    Их слова неумолимо-колки,
    В них огонь, зажженный мятежом.
    Кто из них доволен дележом?

    Есть, о да, иные дети — тайны,
    Темный мир глядит из темных глаз.
    Но они отшельники меж нас,
    Их шаги по улицам случайны.
    Вы — дитя. Но все ли дети — тайны?!



  • Мне Елена Шварц и Ольга Седакова, из того что читал, нравятся. Цветаева великая, но не нравится, что-то сугубо женское в манере, а Ахматова , наоборот, немного излищне рациональная, на мой вкус все.
    Химичка. а Вы как пишете, каким основным "методом" ? ) По наитию( как идет) или "перебором вариантов множества вариантов"?



  • Участник @xajik написал в Стихи других авторов:

    Химичка. а Вы как пишете, каким основным "методом" ? ) По наитию( как идет) или "перебором вариантов множества вариантов"?

    В основном "по наитию", но рифму иногда подбираю на "пришедшие" строчки. Кроме того, запретила себе рифмовать "глагол-глагол"



  • Ник автора... не помню уже, откуда-то утянуто давно
    При прочтении вызвало смутные ассоциации с измышлениями пользователя Camon14

    бог - это то, чего нет
    каждому свой ответ
    если ты одинок
    значит, любовь твой бог

    если вся жизнь - бой
    богом будет покой
    а для умника бог
    это яблоком в лоб

    бог властелина - кольцо
    бог танцора - яйцо
    бог моряка - маяк
    бог следака - маньяк

    бог для детей - старик
    бог молчаливых - крик
    бог побеждённых - месть
    как ни крути, бог есть