Когда появилась майса и кто были ее родители? Для составления генеалогического древа майсы следует обратиться к Агаде, как к более старшей и обладающей хорошей памятью родственнице.

Агада – область талмудической литературы, содержащая афоризмы и поучения религиозно-этического характера, исторические предания и легенды. Возникновение Агады многие историки, литературоведы относят ко II веку до христианской эры, хотя я встречал даты гораздо более ранние. При своем возникновении Агада была устной, но затем устный материал собирался и записывался. Агада представлена в виде целого ряда различных «мидрашей» – повествований, снабжавших библейский текст обширными комментариями и толкованиями.

Обычными жанрами агадистов были притча, парабола, басня, аллегорические и гиперболические рассказы. С большой любовью и часто с большим мастерством агадисты применяли символические формы повествования, культивировали монолог и диалог.

В течение многих веков Агада была для народных масс весьма популярной формой духовного общения: трибуной, эстрадой, мистерией, сатирой, хвалебным гимном и колыбельным напевом.

Своеобразно преломлялась Агада в еврейском фольклоре и в литературе на идише. В фольклоре это мы встречаем в «пуримшпилях» – юмористических и сатирических пьесках, которые разыгрывали в праздник Пурим. В пуримшпилях агадическое начало теряло религиозный характер.

Я приведу одно историческое предание, чтобы показать связь Агады и майсы. В сегодняшних интернетовских текстах это предание называется майсой. На самом деле это историческое предание –Агада.

В IV веке до нашей эры воины Александра Македонского лавиной прокатились по Палестине. Города Тир и Газа оказали сопротивление, за что были разорены дотла, а жители обращены в рабство. Как водится, Александр приказал поставить свои божественные статуи во всех городах и поселках, дабы жители могли лицезреть нового Бога. Иудеям такое вынести было невмоготу, но они отлично знали, чем грозит неповиновение завоевателю. Поэтому была снаряжена делегация от Синедриона, испросившая аудиенции у нового владыки.

Состоялся между мудрецами Торы и императором разговор. Мудрецы объяснили Александру, что установка его статуй грозит тем, что народ начнет волноваться. Не от неуважения к Александру, а оттого, что Бог иудеев строго-настрого запрещает такие вот штучки с изображением живых тварей, пусть даже и происходящих от самого Геракла (Александр был из рода Гераклитов по отцовской линии). Взамен этого мудрецы Торы обещали поставить императору такой памятник, что будет покруче глиняных или даже мраморных статуй и останется с народом Израиля на все времена. Александр был деспотом и завоевателем, но был он все же последователем греческой культуры, которая чуралась варварских методов управления. Он заинтересовался предложением служителей невидимого и раздражительного Бога и спросил, каков же будет этот нерукотворный памятник. И ему ответили, что в этом году Синедрион повелит всем иудеям, в чьих семьях родится первенец-мальчик, назвать его Александром.

Александр согласился. Имя Александр стало вполне кошерным для евреев. И кровопролития удалось избежать.